Psychoterra психологическая помощь
+7 (926) 209-48-21
С 10:00 до 22:00

Переживание потерь и тяжёлых заболеваний

Утрата — это цена, которую мы платим за то, что живём.
Вамик Волкан

Потери неизбежны в человеческой судьбе. Нет ни одного человека, которому удалось бы их избежать. Они сопровождают нас на протяжении всей нашей жизни, и их список бесконечен. Вот лишь некоторые из них: наши детские мечты зачастую разбиваются о суровую реальность, мы разочаровываемся в других людях и в себе, своих достижениях, возможностях и способностях, теряем дружбу, любовь, надежды, идеалы, молодость и физическую привлекательность, здоровье, а в конце концов и саму жизнь. Никто из нас не может быть защищён и от смерти близких: друзей, родителей, братьев или сестёр, супруга или даже (что кажется наиболее противоестественным)детей.

От того, как человек справляется с этими (и другими) потерями, зависит его дальнейшая жизнь. Не полностью пережитые утраты блокируют нашу энергию, отягощают жизнь, препятствуют росту и способности устанавливать новые отношения. Поэтому горевание - это глубокая душевная работа, которая позволяет утраченным людям (ценностям, отношениям, мечтам и т.д.) уйти. И если мы не в состоянии проделать эту работу - "работу горя", по выражению Фрейда, - то мы остаёмся за пределами настоящего, захваченные нашим прошлым.

Смерть является наиболее тяжелой из утрат. Когда умирает родитель, мы уже не можем обратиться к нему, как это делали раньше, чтобы обрести покой и убедиться в его заинтересованности нашей жизнью. Когда уходят оба родителя, мы обнаруживаем, что уже не являемся чьим-либо ребенком, что теперь мы не защищены, как ранее, от встречи с собственной смертью. Смерть брата или сестры — это потеря спутников нашего детства, свидетелей нашего развития; смерть супруга , близких друзей лишает нас основной опоры и наших партнеров по жизни; смерть ребенка буквально переворачивает наше представление о будущем, о том, как устроена жизнь. Те, кого мы любим, смертны, они с нами лишь на время, которое отмерено не подвластной нам силой, — и это одна из данностей человеческого существования, принятие которой дается с огромным трудом.

Тот, кто не смог пережить утрату близких, будет цепляться за стабильность и противодействовать переменам, потому что они его пугают; а кто-то, наоборот, будет навязчиво стремиться к переменам, отрицая значение кого-то или чего-то в своей жизни. Один не переносит расставания, и ему требуется долгое прощание; другой же начинает тревожиться, когда нужно сказать что-то на прощание, или внезапно срывается с места, когда наступает время уходить, Последствия неразрешенных утрат могут пагубно сказаться и на близких отношениях. Тот, кто не способен горевать, не способен, возможно, и к длительному любовному чувству. Это один из парадоксов жизни: если мы не можем освободиться, когда этого требует смерть, мы зачастую не способны быть открытыми, когда этого требует жизнь.

Некоторые люди, особенно без помощи извне, могут никогда не оправиться от смерти близкого человека. Горе может стать патологическим состоянием, с отрицанием факта утраты и погружением в переживание бессмысленной боли или оцепенения и бесчувствия, чтобы отгородиться от этой боли. Не пройдя через это испытание, человек живет либо в вызывающих чувство вины воспоминаниях, либо в тревожном ожидании будущего.

Чтобы помочь человеку в переживании потери, важно понять, что значит утрата именно для него, какие страхи она пробуждает и какую старую боль возрождает.

Для понимания скорби существенны три обстоятельства. Прежде всего, каждая утрата неизбежно вызывает у нас скорбь. Кроме того, каждая потеря воскрешает в памяти все прошлые утраты. И наконец, каждая утрата, если она полностью пережита, может дать толчок к личностному росту и обновлению.

Но отчего же зависит эта способность к переживанию горя? Здесь надо учитывать несколько основополагающих моментов. Во-первых, эмоциональное состояние скорбящего: у тех, кто испытывал в детстве недостаток заботы или столкнулся с целым рядом потерь, переживание горя может быть особо тяжелым.

Во-вторых, особую природу утраченных отношений: их тяжелее пережить, когда они были связаны со слишком высокой зависимостью или обременены незаконченными делами, например если отношения были прерваны или связаны с противоречивыми чувствами.

Важно также учитывать обстоятельства утраты: когда кто-то умирает внезапно или при отягчающих обстоятельствах, принять смерть труднее.

И последнее - запрет на выражение печали, существующий в современном обществе. Мы живем в культурной среде, которая отрицает смерть. Мёртвые отделены от живых стенами морга, находящегося вдали от жилых кварталов. Близкие не готовят тела к погребению - этим занимаются не знакомые им работники морга. И они стараются, чтобы умершие выглядели как живые: пудрят, румянят их. В городе вы не увидите похоронной процессии, не услышите звуков похоронного марша. Ничто не должно пугать нас напоминанием о смерти. Мы отрицаем смерть вместо того, чтобы повернуться лицом к собственной уязвимости и признать тот факт, что мы можем терять и быть потерянными. К тому же считается достойным "мужественное" переживание потери, чему способствуют и окружающие, которым неуютно от боли и чувств скорбящего. Так наша культура предрасполагает нас к осложненному и отсроченному гореванию.

Полностью пережитое горе способствует личностному росту. В этом случае утрата позволяет глубже узнать себя. Мы приобретаем большую психологическую зрелость и, в конце концов, научаемся радоваться жизни. То, что болезненная и истощающая утрата делает нас богаче, кажется морально не совсем привлекательной идеей, хотя и вполне правдивой. Утрата — это жестокий подарок.

Выражение "душевная рана" может помочь понять горевание как душевное исцеление. И если быстрота физического исцеления зависит от глубины и характера раны, то это справедливо и для горя. Глубина и длительность переживания горя зависит от степени готовности к утрате, характера утраченных взаимоотношений, силы личности скорбящего и его способности переживать печаль. Как зараженной ране требуется больше времени для заживления, чем чистой, так и переживание утраты близкого человека, с которым были зависимые или конфликтные отношения, также требует больше времени. Как царапина может стать смертельной для больного гемофилией, так и незначительная потеря, переезд на новое место, продвижение по службе могут стать источниками глубокого беспокойства у того, кто имел опыт тяжелых утрат в прошлом.

Помимо переживания произошедшей утраты человек может переживать и предварительное горе, если он видит близость потери, например в случае неизлечимой болезни близкого. Это также относится и к собственным тяжёлым заболеваниям, в особенности считающимся неизлечимыми. И в этих случаях процесс горевания по сути не отличается от скорби при столкновении со смертью. Оплакивание любой потери требует мужества, душевных сил и времени. Скорбящий перерабатывает утрату шаг за шагом и медленно свыкается с реальностью, осознавая необратимость этой утраты и вновь открывая смысл жизни.